Маленький диверсант в тылу врага

Почти восемь десятков лет прошло с начала Великой Отечественной войны, прошедшей, как каток, по нашей стране. И не многим меньше – со дня победы над врагом. Уже и те, кто являлся очевидцем этих событий в раннем детстве, давно пожилые люди. Но они на всю жизнь запомнили поразившие их события того времени.

 

Для Леонида Толкачёва, как и для всей страны, переломным явился 1943-й, год освобождения от захватчиков. Так случилось, что 4-летний мальчик принял в нём активное участие, вложив в это всю детскую ненависть к врагу. В самом начале войны отец, Михаил Онуфриевич Толкачёв, перевёз семью на Чечерщину, в деревню Искра к родителям, а сам остался в деревне Губичи Буда-Кошелевского района, где директорствовал в средней школе. Оттуда и ушёл на фронт, мобилизованный перед самым приходом немцев. Жена и трое маленьких ребятишек оказались в оккупации. Бедовали как все, терпели от старосты и полицаев, питались, чем придётся, лишь бы выжить, скрывались в лесах и схронах. И с нетерпением ожидали прихода советских войск. И вот настали дни, когда звуки боёв начали смутно доноситься и до них.
Немцы вели себя неспокойно и явно готовились к уходу. Осматривали технику, транспорт, вооружение. На двоих мальчишек-братьев 4-х и 6-ти лет, крутившихся неподалёку, не обращали внимания. Улучив момент, когда их никто не видел, прижали палочкой сверху ниппель сначала в колесе одной грузовой машины, а затем и второй, спустив воздух. Может, продолжили бы своё дело, но тут подоспела мать, которая схватила детей в охапку и утащила подальше от опасности. Из укрытия наблюдали они, как фашисты суетились возле машин. С криком «партизаны» набились в кузова «уцелевших» машин, завели моторы и уехали, оставив две обездвиженные на месте. Вот так и побывали дети в партизанах, наделав фашистам переполоха.
Следующий эпизод, врезавшийся в память Леонида Михайловича, связан с приходом Красной Армии. Имелась у его матери Марии Ивановны, простой колхозницы, трепетная тайна, которую свято оберегала она от врагов более двух лет. Это знамя школьной пионерской дружины, взятое, как реликвия, и спрятанное ею до поры. Именно его, пунцовое, горящее на осеннем солнце золотыми буквами, несла она на самодельном древке навстречу войску. Шла вместе с людьми, которые песнями и ликующими криками приветствовали бойцов. И тут произошло непредвиденное. Староста населённого пункта, верно служивший гитлеровцам, силой отнял у женщины знамя, толкнув её на землю, и побежал, размахивая красным полотнищем, вперёд. Однако не рассчитал он силу ярости притесняемых им односельчан, почувствовавших свободу. Моментально скрутили предателя и отдали на суд победителям.
А отец Леонида Михайловича успел прислать семье всего два письма. Мать бережно их хранила, а так как пришлось часто убегать и прятаться от немцев, то вложила вместе с документами, в конвертах, где был обозначен номер полевой почты и другие реквизиты, в кармашек брюк старшего сына. И однажды обнаружила пропажу. Когда и где они выпали, никто не знал. И сколько ни искали пропавшего без вести отца, так и не нашли до сих пор. Не пролили свет ни похоронка, ни обращения в инстанции. Но надежду не теряют, передавая память о нём из поколения в поколение. Галина ЛИСИМЕНКО

Зара над Сожам

Редакция газеты "Зара над Сожам"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.