Озаричи: дорога смерти и цена жизни

О Хатыни и Тростенце знают многие, об Озаричах долгое время молчали. Но ещё живы люди, прошедшие через этот ад. Проблема Озаричей актуальна не только необходимостью сохранения и увековечения памяти. Важно, чтобы наступило осмысление всей глубины трагедии и даже, где-то, покаяние.

Март 1944 года. На земле ещё лежал снег. И только на проталинах появились подснежники. Обледенелые сосны. Мрачные свинцовые облака. Колонны людей устало бредут по грязному снегу и болоту: измождённые женщины, старики, дети. Сгорбленные. Усталые, истощённые, униженные. Боль и безнадёжность разрывают души.
И вот пришли: перед путниками колючая проволока, болото, солдаты с овчарками, лязг оружия, гогот немцев. Крики матерей и детей, которых насильно отдирали друг от друга. Сейчас раздастся команда, и все распластаются на голой земле среди гнилого болота. Кто-то останется здесь навсегда…
Комплекс концлагерей под Озаричами (три лагеря около посёлков Озаричи, Дерть и Подосинник) был сооружён вермахтом в начале марта 1944 года для жителей Гомельской, Могилёвской областей и ряда сопредельных районов России. Туда согнали до 50 тысяч человек.
Как подтверждают литературные источники, население должно было сыграть роль живого щита из «бесполезного биологического материала», специально заражённого сыпным тифом, для наступающих частей Советской Армии. То есть, фактически было применено бактериологическое оружие.
Узникам не разрешали жечь костры, не давали еды и питья, чтобы не тратиться на бесполезных едоков, заведомо обречённых на смерть. Измождённые люди бросались на проволоку и тут же уничтожались автоматными очередями. Десятки тысяч людей погибли от голода и болезней без газовых камер и крематориев.
Имеются свидетельства жертв насилия. Так, был спасён один младенец, появившийся на свет на сырой земле под дулами автоматов. Мать, родив его, умерла, а мальчик уцелел и жил много лет с записью в паспорте: «Место рождения Озаричский концентрационный лагерь». Именно он, Валентин Николаевич Татарников, произнёс фразу: «Тот не человек, кто забудет про это!».
Ещё одна узница Полина Марченкова вспоминает: «…В концлагере была не одна, а с матерью, двумя сестричками и двумя братьями. Однажды брат поймал кусок чёрствого хлеба, брошенный немцем собаке. За это его чуть не застрелили. Какой радостью было посреди болота найти кустик клюквы, зимовавшей под снегом. Делили по нескольку ягодок. Чтобы не замёрзнуть, лежали на мёртвых, а не на слякотной земле. А от тифа уберечься не смогли, сгинули оба брата и сестра».
Утром 19 марта на территории концлагеря Озаричи появились первые воины Советской Армии. Подходы к лагерям были заминированы, поэтому командование требовало соблюдения определённого порядка поведения узников, чтобы избежать трагических случаев подрывов. Тифозных больных, ослабевших детей и стариков, выносили на носилках. По данным материалов Нюрнбергского трибунала Озаричи унесли не менее 20 тысяч человеческих жизней. Освобождены были 34 тысячи 110 человек, 15 тысяч 960 из них – дети в возрасте до 13 лет.
В 1965 году на месте лагеря возведён мемориальный комплекс, где установлен памятник из трёх стел, на которых высечены имена женщин, детей, стариков. На постаменте – венки и живые цветы в память о заключённых, навеки оставшихся в Озаричах. Ульяна Щурова, Анастасия Шелестова,  учащиеся Ворновской средней школы

Зара над Сожам

Редакция газеты "Зара над Сожам"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.