Деревня Струмень в исторических летописях

Наиболее раннее упоминание деревни Струмень в письменных источниках относится к периоду подписания перемирия между великим московским князем Василием III и польским королём и литовским великим князем Сигизмундом I.

30 марта 1527 года к князю Василию от Сигизмунда был направлен королевский список о «порубежных обидных делах», в котором в частности говорится: «Города Чичерска села: Онисимковичи, и Новиловка, и Волосовичи, Струмень, Лугиничи,… Выстриганов, великому князю не вступатись».
В документе Струмень назван селом. Это означает, что в первой половине шестнадцатого века там могло быть уже более 10 дворов, что для того времени значительная цифра.
Струмень упоминается в Инвентарях Чечерского староства. Например, в 1704 году из этого документа мы узнаем, что в Струмене было 8 дворов, где жили «тяглые люди» и, с которых получали денежные и продуктовые подати. Дополнительно селяне обязаны выставлять одну «службу». Это значит, что в случае боевого похода по призыву короля надо обеспечить одного воина полным обмундированием, оружием, довольствием и конём.
В Инвентаре указаны хозяева этих дворов: Купрей Мовчаненок, Веркей Харчонок, Мелешко Харчонок, Ларко Сохно, Иван Ничипоров, Ничипор -Картавого зять, Демид-земянин.
В документе уже в это время зафиксирована околица, где жили шляхтичи. Сколько их было, не указано. Если судить по тому, что они должны были выставлять одну «службу», то вероятно, их было не более восьми семей. Струменем числилось семь озёр: Белое, Правное, Подозол, Бабин, Дедно и Черное. Это достаточно много для такой малодворной деревни.
В 1726 году Инвентарь Чечерского староства кроме селян, указывает уже список Струменьских бояр (шляхтичей), которые проживали в околице Струмень: Мирон Зеленёнок, Якуб Зеленёнок, Хома Игнатенок, Демид Андросенок, Явхим Андросенок, Микита Ермаченок, Микита Селивонёнок.
Струменьские бояре, как и все другие, проживавшие на территории Чечерского староства, не только платили определённые налоги, но и имели свои обязанности. Вот как они прописаны в Инвентаре: «Первое: Свои постойные квартиры (казармы) в замковом остроге, бойницы, ворота, мосты на реках, речках и болотах каждое село по указанию мостовничего новые строить и старые ремонтировать без проволочек согласно старого обычая обязаны будут.
Второе: На охрану в Чечерск во время ярмарок пешим по человеку с каждого села, а если потребуется в замок или на охрану границ, или походов всяких, то пешего с «дыма» и конного с оружием, пригодным для боя, должны иметь.
Третье: Во время всеобщей мобилизации в повете или на смотр, если срочно потребуется, согласно давних законов и повинностей, с конём добрым и оружием военным, обмундированными посты выставить должны.
Четвёртое: В интересах неотложных целого староства, если возникнет потребность, посланец оплаченный всем староством быть должен, а с письмами в интересах замковых за свой счёт пешком либо конно передвигаться.
Пятое: В подводу, на Смитиловичи идущую, подвозить рыбу, мёд, дичину и иное.
Шестое: Иметь претендента на должность казачка на посылки для службы замковой, при замке его воспитывать и нанимать.
Седьмое: Если понадобится, пятнадцать подвод в порт нанять за свой счёт или сами обязаны служить.
Восьмое: С озёр всяких своих боярских, с первых гонов и перволовов ловить рыбу только замковым неводом и половину рыбы сдавать на замок, однако ни своими неводами, ни чужими наемными не ловить, ибо считается виной большой и наказывается; также горелкой своей по домам не торговать и на чужие мельницы не ездить.
Девятое: Во время приезда самого Его Милости пана старосты в течение четырех недель обеспечивать всяческие потребности столовые, стаенные (конюшенные), кухонные и половину стражи от горожан давать.
Десятое: Подати сеймиком утвержденные (т.е. разовые) или в случае потребности какой замковой от горожан и волости платить в размере половины податей Речи Посполитой (то есть общегосударственных).
Одиннадцатое: Без разрешения ставить ловушки и капканы в бобровых гонах нельзя.
Двенадцатое: Для заседания в суде или по делам замка Чечерского присутствовать – общая обязанность».
А вот кто жил в 1726 году в селе Струмень из крестьян: Павел Харчонок, Ивко Харчонок, Лукьян Харчонок, Анапрей (в предыдущем Инвентаре он записан как Купрей) Мовчанов, Клим Хромой, Иван Ничипоров, Ларко Сохар (в предыдущем Инвентаре – Сохно). Каждому хозяину было расписано, сколько сдавать денег в казну. Кроме этого, струменьские крестьяне сдавали пуд мёда с села, хмеля отборного одну мерку и одну курицу с каждого двора. При селе было четыре пустоши, которые обрабатывались толокой, и с которых отдавался в замок «третий сноп» (третью часть зерна) и денежный налог.
К концу восемнадцатого века до Кормянских земель добрались государственные землемеры, которые, согласно правительственному манифесту, занимались картографией и установлением точных границ отдельных владений. В материалах Генерального межевания по Рогачевскому уезду указано, что земли села Струмень принадлежали 21 владельцу, среди которых, кроме самих струменьцев, указаны также крестьяне д. Новая Зеньковина, Кураковщина, Тараховки-Млынка. Земельные участки в Струмене были у дворян: Михаила Быковского, Пелагеи и Марии Дориа-Дерналович, Анны Ловенецкой, Андрея и Антона Короткевичей, Артемия Богдановича и других.
В середине девятнадцатого века Императорской Академией наук и Священным Синодом (высшим органом церковно-государственного управления Русской церковью) была начата работа по сбору статистических материалов через церковные приходы. Из первичных материалов за 1857 год можно узнать, что церкви в деревне Струмень и околице Струмень не было. Однако, жители посещали Литвиновичскую Космо-Дамиановскую и Кляпинскую Покровскую церкви. Всего по церковным книгам было зафиксировано 358 жителей, причем 265 из них записаны как дворяне. То есть, шляхетного происхождения.
После реформы 1861 года село Струмень вошло в состав Кормянской волости.
В 1900 году в Струмене начала работать земская школа (полное название – одноклассное народное училище ведомства Министерства народного просвещения). Учительницей служила Елена Чесская, которая проживала в Корме. В 1909 году учителем стал Стефаненков Демьян Митрофанович. Сколько учеников ходило в школу, документами не зафиксировано.
В Памятной книжке Могилёвской губернии за 1912 год отмечалось, что в селе Струмень традиционная ярмарка проходит в день Святой Троицы.
Струменьцы жили слишком далеко от столиц и губернских городов. Сама природа оберегала их от революционных кровопролитных потрясений.
Однако события 1917 года изменили жизненный уклад деревни. И это уже другая история.

Татьяна Егерова

Зара над Сожам

Редакция газеты "Зара над Сожам"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.