Гимн женщине, выстоявшей во всех испытаниях

Всегда думается, что прожитые годы – это наше личное прошлое. А на самом деле оно неразрывно связано и переплетено с жизнью окружающих и всей страны в целом, как у 91-летней Нины Матвеевны Шутовой из д. Вощанки.

Родилась она в этой же деревне. В войну жила с мамой вдвоём, потому что отец и братья были мобилизованы на защиту Родины. Всего хватило за годы оккупации. А перед самым освобождением население спряталось в лесу от взрывов и очередей, но каратели с оружием в руках выгнали людей, построили в колонну и повели вперёд. По пути располагалась деревня Быч, где жила мамина сестра, к ней они и убежали. В пыли и шарканье ног охранники этого не заметили.
Лихое время пережидали в бане, осторожно выходя на воздух только по ночам. А когда стало безопасно, устремились назад, в Вощанки, влившись в толпу беженцев. Встретили их разор, пустота и пепелища, возле которых то тут, то там раздавались горький плач и причитания возвратившихся хозяев. Три стены сохранилось от хаты Нины, построенной перед самой войной, оконные проёмы и крыша над головой. И это было счастье.
Поучившись после освобождения два года в школе, устроилась девочка в колхоз. Грузила сено и солому, разгоняла конём картофельные борозды, таскала мешки – делала всё, сверх своих сил для того, чтобы восстановить разрушенное народное хозяйство. Уставала так, что еле ноги волокла. Но вот что значит возраст: дома, выпив стакан разбавленного водой молока с куском клёклого хлеба, бежала на вечеринку, где плясала допоздна.
Так прошло шесть лет. Однажды, когда соловьиными песнями бушевала весна, Нина встретила Валентина, вернувшегося в родные края из дальней поездки. Бедовая и красивая, «первая девка в деревне» всем отказывала, а перед ним не устояла. Видимо, вскружила голову гармонь, на которой он играл. Вскоре поженились. К этой поре братья и отец благополучно завершили свой фронтовой путь. Пришли и уцелевшие односельчане – раненые и больные, но всё же, мужчины. И женщины, будто навёрстывая упущенное, рожали, что называется, без устали.
– Улица звенела от детских голосов. – У меня трое, у брата девять, да у соседа десять, и это только три дома, – вспоминает Нина Матвеевна. – Росли сами по себе, мамки да батьки трудились. Зато помощников и «рабочих рук» сколько поднялось.
Работала и она, оставаясь в бригаде колхоза имени Ворошилова, а 15 лет перед пенсией – дояркой на ферме. Вначале доила вручную, потом с помощью аппаратов. Чистила и убирала станки и проходы, выпаивала телят. Не раз награждалась премиями и подарками, знаками «Ударник коммунистического труда» и «Ударник машинного доения».
Детей они с Валентином выпустили в свет. Создав семьи, двое поселились недалеко от родителей, в Корме, лишь один обосновался в Бресте. Но ни они сами, ни старшие сын и дочь не бросили Кормянщину, переживали беду вместе, налаживали жизнь. Отчий дом – их родное пристанище, хотя отца уже похоронили. Но маму содержат в холе и уюте.
Сейчас для Нины Матвеевны часы замедлили свой ход. Пребывая чаще в прошлом, уходит мыслями в то время, когда оно неслось вскачь, а она была молодая и сильная, полная любви к людям и жизни.

Галина ЛИСИМЕНКО

Зара над Сожам

Редакция газеты "Зара над Сожам"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.