Судьба ей выпала своя, хотя и не очень счастливая

Жизнь 90-летней Зинаиды Артёменко из д. Октябрёво мало чем отличается от сотен других селянок – детей войны. Ей выпала нелёгкая судьба.

У Зинаиды Васильевны всё позади: военное отрочество, тяжёлый труд, тяготы одинокого материнства. Дочка и три сына давно выросли, уже и внуки взрослые. Шестеро их, а Елена – самая близкая, её заботами бабушка и дожила до 90 лет. Успевает и работать, и троих детей растить, и её досматривать. Девять правнуков ей подарили. Так что всё ладно сейчас.
А то, что было, хорошим не назовёшь. В начале 41-го старший брат Василий отправился на срочную службу в армию и сразу попал на войну. Не прислал ни одной весточки, родные не знают даже, где он похоронен. Лишь здесь, в Октябрёво, его имя и фамилия выбиты на памятнике землякам, погибшим за победу.
Фашисты пришли в деревню ближе к осени. День их прибытия чуть не стал последним для 11-летней Зины. Она сидела, спрятавшись, в ямке на огороде, а когда поднималась наверх, наткнулась на немца и едва успела юркнуть в убежище, как вслед ей прогремела автоматная очередь. Потом были два года оккупации, за которые натерпелись всего – голода, унижений, ужаса. Незадолго до освобождения, когда фашисты особенно лютовали, под страхом смерти спрятали старшую сестру. Её, жившую замужем в Кобыличах, гнали в колонне с односельчанами по дороге в Ректу, и она с помощью мамы сумела убежать к своим. Боялись, что найдётся плохой человек и донесёт на них. Однако скоро начались бои, тогда же осветительная ракета упала на соломенную крышу, дом сгорел дотла, а семья осталась без крова. Когда прогнали врагов, отец слепил хатку, где жили долгое время.
После победы Зина работала в полеводческой бригаде. Вместе с другими вручную сеяла, жала, молотила цепом снопы, мяла самодельной мялкой, а затем трепала лён, полола гектары свёклы. А поздно вечером бежала гулять. Мужа привела к себе, но семья не удалась. Она-то полюбила, Михаил же, как оказалось, искал, к кому приткнуться, чтобы и крыша над головой, и забота были. Жена рожала детей, тянула хозяйство, трудилась в бригаде, а он перебирал местных красавиц и ещё Зину упрекал, что невидная, щуплая и ростом невелика.
В очередное возвращение к ней он решил строить дом. – Старая хата не нравилась, – говорит Зинаида Васильевна, – так он, грех сказать, сам пожар устроил, чтобы выделили ему дуб на фундамент, не пожалел меня с маленькой дочкой. – Своего добился да быстро остыл, пришлось ей самой упрашивать местных мастеров рамы сделать, окна поставить, двери. Помогла и её родня.
После этого она рассталась с Михаилом и думала, что навсегда. Но уже через много лет он возвратился с повинной головой, когда к старости стал нуждаться в приюте. Дети не захотели его признавать, а Зинаида выгнать не смогла, не по-божески это, так и смотрела за ним и похоронила лет пять назад.
Горе, что когда-то хлебнула, Зинаида Васильевна давно забыла, не в тягость ей и годы. Женскую и человеческую миссии давно выполнила. Гордится тем, что не спасовала перед трудностями и живёт по совести.

Галина ЛИСИМЕНКО

Зара над Сожам

Редакция газеты "Зара над Сожам"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.